Точка зрелости или как развивается культура.



Как развивается культура? Как развивается эта неуловимая, сложноопределяемая система ценностей, норм, представлений, идеалов и способов их воплощения? Сегодня мне в одно мгновение представилось, как это происходит в моей жизни, как я развиваю культуру. Думаю, в той или иной мере каждый сможет приложить к себе эту формулу.

На первом этапе я воплощаю культуру в себе. Я сообразую свою жизнь с ценностями и требованиями общества, в котором живу. Я пытаюсь жить в соответствии с представлениями о должном и правильном, и постепенно моя жизнь становится сложным конструктом, в котором я воплотил ту часть культуры, которую усвоил в детстве. Причем способ воплощения во многом зависит от качества усвоения, но об этом хорошо рассказывает теория гештальт-терапии.

На втором этапе я воплощаю себя в культуре. Я транслирую представления, ценности, нормы и правила в том виде, который они приобрели, пройдя через мою жизнь, мой опыт. Я могу это делать, создавая объекты культуры (произведения искусства и детища мысли) и воспитывая собственных детей.

Я полагаю переход от первой стадии ко второй - точкой зрелости. Ее конечно не существует в действительности, процесс развития непрерывен и человек в любой момент своей жизни продолжает воплощать и воплощаться. Речь скорее о преобладании первого или второго процесса в жизни человека. Когда преобладает воплощение в себе культуры - человек созревает, а когда воплощение себя в культуре - дает плоды.

Я не утверждаю новизну этой гипотезы. Если повторяю кого-то, пожалуйста, скажите мне об этом, читатели (предлагаю убрать слово «читатели», массовое обращение не вызывает положительных чувств), мне важно это знать. Эти мысли были новыми для меня и, уверен, будут новыми для многих, читающих мои заметки.

Спасибо.

* изображение - картина Владимира Жданова "х.м." 2017

Социопатия по Роберту Д. Хаэру



Эту статью, продолжающую освещать проблему социопатии, я решил написать на основании работ такого малоизвестного в нашей стране человека как Роберт Д. Хаэр. Он - профессор психологии университета Британской Колумбии, считается одним из ведущих специалистов по проблемам психопатии в мировом сообществе. Данная статья написана с опорой на его книгу «Лишённые совести: пугающий мир психопатов», а также на разработанный им «Контрольный перечень признаков психопатии*».

Эмоциональные и межличностные особенности социопата:
1. Болтливость и поверхностность
Стараются произвести хорошее впечатление, выглядеть компетентными и для этого прибегают к откровенной лжи, ничуть не боясь быть разоблачёнными. Очаровательны с собеседником, когда им это нужно.
2. Эгоцентричность и претенциозность
Считают себя превосходящими остальных людей, полностью игнорируя при этом реальное положение вещей. Уверены, что их способности позволят им стать теми, кем они хотят.
3. Отсутствие чувства вины
Социопаты способны оправдать любой свой поступок и безразличны к его последствиям. К примеру, они могут иметь парадоксальные идеи о пользе, которую получают их жертвы от их действий. «Это был хороший жизненный урок», «эта вещь была застрахована, и они получили деньги». Или, более того, социопаты могут считать своих жертв повинными в их преступлениях в силу их доверчивости, слабости, глупости и т.д.
4. Отсутствие эмпатии
Социопаты не способны поставить себя на место другого человека, чтобы представить его чувства в той или иной ситуации. Для социопата окружающие есть только объекты удовлетворения потребностей.
5. Склонность к манипуляциям
Большинство социопатов считают воздействие на собеседника естественной и единственной целью общения.
6. Поверхностность эмоций
Спектр чувств доступных социопатам очень ограничен. Они часто не способны распознать оттенки сложных переживаний. Существует мнение, что им доступны только «протоэмоции» - примитивные отклики организма на потребности. Лабораторные исследования вегетативных реакций показали, что у психопатов отсутствуют физиологические изменения, которые обычно сопровождают чувство страха.

Особенности социального поведения:
1. Импульсивность, слабый поведенческий контроль
Для социопата необходимо сиюминутное удовлетворение возникающих желаний, при этом он не считается с чувствами и желаниями окружающих. Не ощущая на себе тормозящего влияния развитой совести, они просто делают то, что принесет им удовольствие. Особенный интерес вызывает характерная для социопатов «холодная ярость» - переживая гнев, они не теряют самообладание, напротив они «всегда сами решают как больно они хотят сделать человеку».
2. Потребность испытывать возбуждение
Многие задержанные за совершение противоправных действий психопаты утверждают, что совершили преступление для того, что пережить возбуждение, «чтобы вставило». Социопаты не переносят монотонной жизни.
3. Безответственность
Социопаты выполняют обязательства перед кем бы то ни было только в том случае, если считают это выгодным для них самих.
4. Проблемное поведение в детстве
5. Антисоциальное поведение во взрослой жизни


Приведенные одиннадцать характерных черт социопатической личности составляют «Контрольный перечень признаков психопатии*», широко использующийся за рубежом в целях диагностики.

*Использование Робертом Д. Хаэром термина психопатия не ошибочно и не случайно. Дело в том, что на протяжении длительного времени слова психопатия, социопатия и антисоциальное расстройство личности использовались как синонимы.
* изображение - картина Микеланджело Меризи да Караваджо "Игроки в карты" 1596

Социопатия по Э. Берну.

Следующим, после Н. Мак-Вильямс, я решил описать позицию Э.Берна по отношению к социопатии. Он, как и Мак-Вильямс, обращает внимание на их неспособность учиться на собственном опыте, на отсутствие у них лояльности к существующим порядкам и на тенденцию к отреагированию вовне. Последним он проводит различие между социопатами и людьми страдающими «обычными неврозами».
Наиболее интересно разделение Э. Берном общего числа социопатов на две подгруппы :
1.Латентный социопат - «большую часть времени ведёт себя вполне прилично, принимая руководство какого-нибудь внешнего авторитета», который заменяет недоразвитое Супер-Эго. Т.е. в отличие от людей, не страдающих социопатией, эти люди руководствуются не соображениями приличия, не «человечностью», а просто напрямую подчиняются N-ым правилам. Будь то законы или церковные заповеди.
2.Активный социопат - лишён как внутренних, так и внешних блоков энергии Ид. Способен притормозить себя только на короткий срок, «в присутствии лиц, ожидающих от них приличного и ответственного поведения».
Говоря о факторах развития социопатии, Берн больше всего внимания уделяет попустительскому поведению родителей, из-за которого у ребенка не может сформироваться полноценное Суперэго.

Социопатия по Н. Мак-Вильямс (для специалистов)

Данная статья представляет собой продолжение предыдущей, ориентированное уже в большей степени на аудиторию профессионалов, т.к. в в ней будут освещены вопросы связанные с психотерапией социопатических клиентов. Опираюсь я, как и в прошлой статье, на работу Н. Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика».

Перенос социопатических клиентов:
Основной перенос заключается в том, что социопат проецирует на терапевта своего «внутреннего хищника» - желание манипулировать клиентом, использовать его для своих эгоистичных целей. Такой клиент будет пытаться вычислить подвох, не будучи способным поверить в симпатию работающего с ним специалиста.

Контрперенос:
Терапевт может быть шокирован тем, что один из важнейших аспектов его идентичности (человек, оказывающий помощь) уничтожается клиентом, видящим в его работе манипуляцию.
Терапевт может переживать «ужасающей силы страх», тревогу о том, что клиент может подчинить его своему влиянию.
В ответ на постоянное обесценивание терапевт может переживать интенсивную враждебность по отношению к клиенту и желание прервать работу с ним.

Рекомендации для специалистов:

Задачей первоочередной важности является оценка принципиальной пригодности клиента для психотерапии (здесь автор отсылает автора к книге Р.Мелой, посвященной этому вопросу), т.к. стремление некоторых пациентов разрушить цели терапии может быть столь выраженным, что работа с ними теряет смысл.
Важно, чтобы специалист выдерживал контрпереносные реакции, не пытаясь отрицать их. «Минимизация вызванной действиями социопата угрозы не благоразумна» с точки зрения реальности.
Понимание того, что обесценивание работы и самого специалиста пациентом есть защита от зависти, позволяет сохранять некоторый «интеллектуальный комфорт».
Наиболее важным аспектом организации терапевтических отношений является «неизменность и неподкупность терапевта, рамок, условий» терапии. По мнению Н. Мак-Вильямс: «лучше оказаться чересчур негибким, чем продемонстрировать нечто, в надежде, что это будет воспринято как эмпатия. Пациент может расценить это как слабость».
Важно помнить, что вы никогда не дождетесь любви социопата, но вы можете вызвать его уважение упорным противостоянием и требовательностью к ним.
Также важна «бескомпромиссная честность», предполагающая признание терапевтом интенсивных негативных чувств. Важно отметить, что честность не означает самораскрытия. Последнее будет интерпретировано как слабость.
Очень важно признание терапевтом собственных антисоциальных тенденций, знакомство с ними и принятие их. Это позволяет сформировать «основу для идентификации» с психологией клиента.
Морализаторство не имеет смысла, т.к. у социопата в достаточной мере не развито Супер-Эго и аморальные поступки он совершает для того, чтобы почувствовать себя хорошим (всемогущим), а не плохим (слабым). Важно скорее просто останавливаться на реальной опасности антисоциальных действий.
«Строгое упорство и железобетонно устойчивое отношение, по-видимому, и являются комбинацией в работе с антисоциальными людьми». «В отличие от соответствующей терапии пациентов с другими диагнозами терапевт психопатического пациента должен усвоить позицию граничащей с безразличием независимой силы».

Социопатия по Мак-Вильямс



Я решил написать цикл статей, посвещенных характерологии и расстройствам личности. В статьях я буду приводить позиции разных авторов по поводу выделяемых типов характера и личностных расстройств. Авторские позиции будут приведены реферативно, упрощая читателю знакомство с материалом. Начать я решил вслед за собственным личным интересом социопатических личностей. И в этой первой, посвещенной им, статье я приведу позицию Н. Мак-Вильямс. Известного американского психоаналитика, автора фундаментальных работ по психоаналитической психодиагностике. Собственно, данная статья написана на основании ее работы, которая так и называется «Психоаналитическая диагностика».
Речь пойдет о людях часто принадлежащих к криминальной субкультуре. Этот характер может встречаться у людей от невротического до пограничного уровня функционирования, но «более нагружен в направлении от пограничного до психотического» (для ознакомления со статьей об уровнях функционирования по Н. Мак-Вильямс перейдите по ссылке).
Ссылаясь на Бурстена, Н. Мак-Вильямс считает, что организующий принцип социопатической личности состоит в том, чтобы «сделать всех или сознательно манипулировать другими».
Среди факторов предрасполагающих к развитию психопатии выделяются:
1.Семейные взаимоотношения
2.Генетический фактор
3.Биологический фактор (сниженная реактивность автономной нервной системы → постоянное стремление к острым ощущениям и неспособность обучаться через опыт).

Характеристики:
1.Неспособность или большая осложненность вербализации чувств и эмоций.
2.Имеют потребность оказывать давление на окружающих (защищаясь от стыда).
3.Ценность других людей существует только на уровне их полезности.
4.Могут открыто хвастаться антисоциальными действиями (обманы, махинации).
5.Манипулируют осознанно и преднамеренно, в отличие от истерических личностей.
6.«Диссоциация личной ответственности является важным критерием психопатии». К примеру, социопат может считать объект собственных издевательств повинным в них в силу слабости последнего и неспособности за себя постоять.
7.Не имеют опыта повышения самоуважения на основании контроля над собственными импульсами → импульсивны.
8.Социопаты отрицают наличие у себя обычных человеческих слабостей.
9.Социопатам часто не доступна выразительная функция речи, они, вслед за членами их семей, используют речь для манипулирования и контроля, а не для выражения чувств.
10. Могут использовать агрессивные действия для восстановления самооценки.
11. Для социопатов характерна «примитивная зависть — желание разрушить все, что является наиболее желанным».
12. Как правило, социопаты обесценивают и пренебрегают нежностью и лаской, считая их ненужными проявлениями слабости.

Психологические защиты:

1.Всемогущий контроль (основная защита) — тенденция интерпретировать происходящее, как обусловленное их собственной неограниченной властью.
2.Проективная идентификация — защита, используя которую клиент оказывает на терапевта давление для того, чтобы тот переживал себя в соответствии с проекцией клиента.
3.Отыгрывание вовне — «любой вид поведения, которое предполагает выражение отношений переноса, привносить которые в терапию в словесной форме пациент чувствует для себя недостаточно безопасным».

Отношения в первичной семье
Часто наличие слабых депрессивных матерей и садистических, непоследовательных, вспыльчивых отцов. Характерны алкоголизм и наркомания среди членов семьи. Часты паттерны переездов, потерь, семейных разрывов. В таких обстоятельствах невозможно переживание нормального детского всемогущества. «Отсутствие ощущения силы в те моменты развития, когда оно необходимо может принудить детей... потратить большую часть жизни на поиск подтверждения их всемогущества». В детстве социопатам окружение не пыталось помочь, предлагая слова для обозначения их эмоциональных переживаний.
В детстве социопатов может иметь место сочетание эмоциональной депривации с «избалованностью». К примеру, родители могут дарить дорогие подарки, чтобы удовлетворить эмоциональные потребности ребенка.
Социопатия может быть унаследована. В этом случае родитель социопат поддерживает ребенка демонстрировать его силу, оказывать давление на окружающих и отыгрывать вовне ненависть к авторитетам.

История одного сопротивления



Жила-была девочка и она очень хотела, чтобы папа ее похвалил. Однажды, она подсмотрела, что папа хвалит маму когда та одевается в красивые платья. Стремясь заслужить похвалу, девочка закутывалась в разноцветные одеяла и приходила к отцу, но отец только смеялся над ней и называл дурехой. Это очень обижало девочку, и она убегала плакать в свою комнату. Взрослые не понимали, почему она плачет, пугались и ругали ее. А девочка очень хотела, чтобы папа ее похвалил, но как бы она ни старалась, папа только смеялся. Однажды она даже попробовала надеть мамино платье, хоть то и было ей велико, но не успела дойти до папы, который сидел в гостиной, как на нее налетела мама, стала кричать, отняла платье и заперла шкаф на ключ. А потом пожаловалась папе, и папа очень строго посмотрел на девочку и погрозил ей пальцем. Они вместе были сердиты на нее. Девочка почувствовала себя очень одинокой и снова убежала плакать в свою комнату.
Девочка пробовала разные способы заслужить отцовскую похвалу. Она пыталась хорошо вымыть пол, но после неё пол всегда перемывала недовольная мама, а папа смотрел улыбаясь и говорил: "Неумеха, но ничего, скоро вырастет". Девочка учила стихи, чтобы рассказать их папе, выучивала хорошо и папа говорил: "О, скоро сможешь учить взрослые стихи". У девочки не получалось сделать хоть что-нибудь так, чтобы папе просто понравилось, чтобы он ее похвалил.
Прошло совсем немного времени, и девочка поняла, что всякая попытка заканчивается одним и тем же - обидой. Девочка начала боятся пробовать.
Она тихо и тревожно мыла посуду, посматривая на отца, и даже не удивилась, когда тот просто сказал ей: "Чтобы на посуде не было разводов, ее нужно вытереть насухо полотенцем". Девочка вытерла посуду и тихо ушла в свою комнату. Она очень хотела, чтобы папа просто сказал: "Как хорошо у тебя получилось, мне так нравится". И она так боялась снова услышать, что она снова все сделала недостаточно хорошо.
Девочка почувствовала жуткую усталость, тогда она попыталась отвлечься, посмотрев телевизор. У нее получилось – желание стало не таким острым и страх тоже. А когда по телевизору начались яркие мультики, они так захватили ее, что она совсем забыла о том, как хочет, чтобы папа ее похвалил. Девочка была рада тому, как это у нее получилось. Теперь, всякий раз, как у нее появлялось желание получить похвалу от папы, она бежала смотреть телевизор. Со временем у нее это вошло в привычку, и она совсем забыла о том, как хочет папиной похвалы. Она только чувствовала легкую тревогу, когда у нее не было возможности посмотреть телевизор, к примеру в путешествии. Но она заменяла его другими способами отвлечься - книгой или болтовней с друзьями. Желание больше не мучило ее.
Все стало хорошо.



*статья написана с согласия клиента, все данные, которые могли нарушить конфиденциальность изменены

Невроз это не плохо!



Что я хочу этим сказать?
Хочу высказать то, что зрело во мне давно. С того времени, как я только начал свое знакомство с психопатологией, с неврозологией, расстройствами личности и т.д. и т.п.
Знаете, это знакомство было от начала до конца пропитано ощущением, будто явления человеческого страдания - это плохо. Будто если я или кто-то другой не осознает своих защит или других автоматизированных способов поведения, то это плохо. Будто сам этот человек какой-то не такой. Некачественный, травмированный.
Этой статьей я хочу выразить протест против этой позиции и предложить другую.
Т.н. невротические паттерны поведения мешают человеку удовлетворять некоторые собственные потребности, формируют определенный взгляд на мир, задают характер отношений, которые организует человек, а также могут участвовать в формировании соматических симптомов. Это так, от этого никуда не деться, невротический паттерн ограничивает. Но, в этой статье я хочу поговорить об обратной стороне этого ограничения.
Начну с того, что это ограничение сформировалось не просто так. Оно - отпечаток истории жизни, оттиск культуры, в которой живет человек. Самые первые и самые жесткие, определяющие характер защиты когда-то помогали выжить и сейчас они продолжают помогать. Продолжают во всю силу. Хочешь их поменять - меняй. Хочешь называть из дезадаптивными - называй, но помни, они помогали и помогают.
Мало того, в них заложена память о твоей и моей истории, и они хранят уважение к ней, к ее урокам.
Более того, именно эти самые ограничивающие паттерны поведения и восприятия определяют само направление роста и развития. Они задают облик человечности, задают воплощение, в котором мы представлены.
Обычно в литературе выделяется то, что человек страдает, т.к. его потребности оказываются неудовлетворенными. Т.е. субъективная удовлетворенность жизнью полагается ценностью с позиции, которой оценивается направление роста души человека, и если потребности не удовлетворяются и человек страдает, то его записывают в невротики.
Здесь я хочу расширить спектр точек зрений на этот вопрос.
Хочу сказать, что выбор удовлетворять чужие потребности или направлять энергию на создание культурных ценностей в ущерб себе - тоже выбор. Наказывать себя - древний, обладающий огромной историей способ управления собой.
Здесь я не скажу ничего нового, но, я в этой статье хочу утвердить ценность выбора, а не ценность удовлетворенности потребностей или абстрактного счастья.
В какую бы характерологическую лунку вы себя не определяли (компульсивный, нарциссический, депрессивный и т.д.), знайте, это классно, классно потому, что это - ваша история, классно потому что это ваш выбор. И выбор не в смысле вина из серии "ты сам виноват в своих страданиях", нет, это выбор собственного жизненного пути, выбор способа жить. Представляете, какой мощный и сильный выбор? Это - выбор, которым вы задали частоту вашего дыхания, походку, то, как вы общаетесь с другими. То, какие вы.
На вас еще в детстве свалилась большая ответственность - жить в этом мире и строить самих себя. И вы справились. Черт, вы справились! И справились хорошо.

К психологу обращаются только слабые люди?!

Существует мнение, согласно которому психолога посещают только «слабые люди», и поэтому, обратиться на прием к такому специалисту - все равно, что расписаться в собственной беспомощности. Беря за основание эту установку, люди часто на месяцы, а то и годы откладывают запись на прием, даже при тяжелых эмоциональных состояниях. Более того, те из них, кто все-таки доходит до кабинета психолога, могут испытывать стыд или вину в связи со своим решением. В этой статье я хочу описать свою позицию относительно этого мнения.
Психолог действительно является специалистом помогающей профессии, а в нашей культуре помощи просить не принято. «Если просишь о помощи, значит не можешь справиться сам», «Если не можешь справиться сам, значит слабак». Вроде все логично, да? Я предлагаю это проверить, рассмотрев сам процесс принятия решения обратиться к психологу.    
Предположим, есть человек, которого не удовлетворяют его взаимоотношения (с собой, с каким-то человеком или группой людей, не важно), он может повести себя по-разному.

Варианты (в контексте обращения к психологу):
1. Он пробует добиться желаемого и у него получается.
2. Он пробует добиться желаемого, у него НЕ получается, он пробует различные способы и один из них приводит к успеху.
3. Он пробует, у него НЕ получается. Он продолжает повторять один и тот же способ решения проблемы (в разных формах с разной силой). У него все равно не получается. Он смиряется (решает забить).
4. Он пробует, у него НЕ получается. Пробует варианты. Ни один не подходит. Он смиряется.
5. Он пробует разные варианты. Не получается. Он понимает, что для расширения репертуара поведенческих стратегий, есть смысл обратиться к психологу. Обращается. Они работают и совместно достигают цели.
6. Он пробует варианты. НЕ получается. Обращается к психологу. НЕ получается. Меняет психолога (на работающего в другом методе, обладающего более богатым опытом, просто другого человека и т.д.). Получается.
7. Собственные варианты НЕ срабатывают. Обращается к психологу. Безуспешно. Человек решает (или ему говорит специалист), что  задача, которую он ставит, находится вне компетенции психологов. Он либо смиряется, либо ищет другие ресурсы для изменений.
8. Человек повторяет один и тот же способ. НЕ получается. Решает, что виновата N-ая неуправляемая сила (психотравма, характер, несчастное детство и т.д.). Обращается к психологу, чтобы тот решил его проблему за него. Психолог возвращает ответственность. Клиент ее принимает и продолжает работу по решению проблемы.
9. Человек идет к психологу, чтобы тот решил его проблему за него. Ответственность не принимает. Разочаровывается в психологии. Смиряется.
10. (Редко) Человек понимает, что быстрее и выгоднее (силы потраченные на самостоятельные поиски решения можно направить в другое русло) решить эту N задачу с психологом (т.к. знает свои ограничения). Обращается к специалисту. Решает проблему.

Как видите, принятие решения обратиться к психологу является сложным процессом, включающим много факторов и переменных. Понятия «слабость» недостаточно для описания его причин, т.к. оно не включает в себя идею о том, что осознание границы собственных возможностей является ценной способностью, помогающей экономно расходовать силы и обращаться за помощью там, где это необходимо.
Любопытно, что когда я, к примеру, обращаюсь за помощью к сантехнику, а не лезу сам чинить трубы, меня не считают слабым. Скорее, меня посчитают специалистом другого профиля. И будут правы. А ведь психолог, это тоже профессия (ни больше, ни меньше), только вместо законов гидромеханики, законы психологии.

Он/она меня не понимает



Сегодня я решил написать статью, посвященную конфликтам. А именно одной конкретной установке, которая может сильно мешать их разрешению (особенно, если ее имеют оба партнера).

Многим покажется знакомой такая ситуация:
Итак, есть некоторые взаимоотношения, которые существуют уже достаточно давно. Многие трудности уже преодолены, противоречия разрешены. Но, при этом существует ряд «горячих» тем, которые вызывают конфликты всякий раз, стоит только прикоснуться. И само содержание ссор примерно одинаково. Такое впечатление, будто, сколько бы разговором не велось, все бес толку. И уже возникают мысли о том, что проще вообще избегать этих N-ых тем в разговоре. Ведь «все равно ничего не меняется», «все равно он/она меня не понимает/ не слышит». Или даже начинают изыскиваться способы донести до него/нее то, что он/она никак не хочет понять.

Уже даже в самом описании этой ситуации ярко просматривается основа трудностей. И она, как это часто бывает, не в содержании ссор, а в способе их вести.

В данном случае способом является – «Попытаться изменить мнение/взгляд партнера» с помощью ________________ (аргументов, угроз жалоб и др. Впишите свой вариант) чтобы _______________ (впишите то, что случиться, если партнер изменит свое мнение так, как бы вам хотелось). Каким бы не был способ и цель, основа одна – попытка изменить позицию другого человека.

И ведь это так понятно, и так естественно. И работает. По крайней мере, работало во всех случаях, кроме этих «горячих». Но почему сейчас не работает?

На этот вопрос есть ответ. Вероятно, мнение, которое так сложно изменить партнеру, у него появилось не просто так. Скорее всего, оно ему нужно, (т.е. обслуживает его потребности). И эти потребности могут быть самыми разными и, вероятно, не осознаются.
К примеру, мужчина, который считает, что существуют женские и мужские дела (и поэтому никогда не моет посуду), может использовать это мнение, чтобы поддерживать свою мужскую идентичность (переживание себя мужчиной). Он может уже много лет считать себя мужчиной, т.к. не моет посуду и не готовит, но зарабатывает деньги. Поставить под угрозу это мнение, значит поставить под угрозу мужественность. Он этого не допустит. Его невозможно переубедить. Никакие аргументы не пересилят желание быть мужчиной в собственных глазах.

Хорошо, переубедить не получается. А что тогда делать?
Интересно и полезно может сработать следующий эксперимент:
Можно попробовать в тот самый момент, когда появляется желание переубеждать, просто остановиться на этом желании. Обратить не него внимание и понаблюдать за ним. Полюбопытствовать, «а каким я хочу сделать его/ее мнение?» и «а зачем мне это?».
Когда ответы на эти вопросы будут ясны, продолжать ссоры также, только осознавая, зачем вам менять мнение вашего партнера. Уже на этой фазе конфликт может измениться до неузнаваемости.
Следующим шагом будет (только если совершен первый) игра: попробуйте в данной конкретной ссоре изменять не его/ее мнение, а свое. И понаблюдайте, что происходит. Возможно, ли вообще для вас занять эту позицию? А если нет, то в чем важность для вас сохранить именно это мнение? Ответив на вопросы, можно вновь попробовать игру.

Эти рекомендации помогут кому-то из вас, читатели. А кому-то точно не помогут. Не существует рекомендаций, подходящих абсолютно всем. Если мое предложение вам по какой-то причине не подойдет, я поддерживаю вас в том, чтобы искать свои способы, основываясь на тех новых знаниях, которые вы получили из этой статьи.

*изображение - картина Кустодиева Бориса "На Волге" 1922

Что будет делать мой психотерапевт?

Часто, отвечая себе на вопрос «Идти или не идти к психологу?», человек испытывает трудности в связи с тем, что совершенно не понятно, что психолог будет делать и решит ли это «проблему». А если решит, то как? Не будет ли при этом больно? А не будут ли заставлять открывать перед незнакомым человеком самое сокровенное?
Этой статьей я хочу попытаться ответить на обозначенные вопросы и помочь сомневающимся сделать выбор. Я расскажу, что делает психолог во время психотерапевтической сессии.
Речь пойдет о гештальт-терапии.
Основная цель психотерапии в общем и гештальт-терапии в частности – помочь человеку найти новое, удовлетворяющее его равновесие с окружающей средой. Это характеризует процесс терапии в целом, но остается общими словами. Что они означают в реальной ситуации, когда клиент приносит психологу свою проблему?
Какого бы ни было ее содержание, она всегда включает в себя какие-то отношения человека со средой и/или с самими собой. И сама «проблема» является выражением дисбаланса в этих отношениях.
Этот дисбаланс определенным образом организуется самим клиентом, через решения, которые он принимает и средой, которая на эти решения реагирует. На сеансе психотерапии, фокус внимания направляется на вклад клиента в формирование ситуации, в которой он оказался. Т.е. исследуется то, как клиент принимает такие решения, которые поддерживают существующий дисбаланс.
Но, и это тоже общие слова, не вполне проясняющие, что же все-таки будет происходить за дверью кабинет психотерапевта. Каким образом будет исследоваться этот вклад и что он, собственного говоря, из себя представляет?
Этот вклад обычно представляет собой бессознательное привычное автоматически принимаемое решение или серию решений.
К примеру:
Обращается для проведения психотерапии женщина с головной болью. Эти ощущения возникают каждый день на работе и длятся вплоть до ночи, мешая уснуть. В процессе длительной исследовательской работы выясняется, что параллельно с болью клиентка чувствует гнев, который переживает как «легкое раздражение». На это легкое раздражение она выбирает не обращать внимания, т.к. оно  «мешает думать». Так, в борьбе с раздражением, проходит весь день клиентки.
Здесь, как выяснилось позже, имеют место два последовательно принимаемых решения. Клиентка сначала решает не чувствовать гнев, а потом решает игнорировать раздражение.
Вот. Два решения, поддерживающих дисбаланс обнаружены. Одно из них более осознано – «игнорировать раздражение», другое менее – «не чувствовать гнев».
В других случаях решения могут быть другими. Могут встречаться более длинные цепи решений или их сложные системы, охватывающие разные сферы жизни.
Но достаточно ли обнаружить эти решения, чтобы симптом исчез?
Конечно, нет.
За этими решениями стоят конфликтующие потребности и старые закостеневшие убеждения. Потребности важно осознать и научиться удовлетворять по-новому, а на месте старых, часто не критично усвоенных в детстве убеждений построить свои. 
Когда женщина из примера выше принимала решения «игнорировать раздражение», она хотела работать лучше, чтобы получить повышение, которое ей было нужно, чтобы ее дети лучше жили, а она могла позволить себе дорогой отдых за границей. Это – блок осознанных желаний, которые она пытается удовлетворить этим решением. И это естественно, и во всех смыслах здорово.
Но раздражение появилось не просто так. Оно – сигнал женщине о том, что не удовлетворяются другие ее потребности. Какие? – она не знает. И не имеет возможности узнать, ведь раздражение подавляется.
По происшествию еще нескольких сессий стало ясно, что злится она на совершенно конкретных людей, от которых хочет поддержки и уважения и которые ей этого не дают. И еще она злится на себя, т.к. принуждает себя работать, а хочет отдохнуть. Вот – потребности, которые скрывались за головной болью и злостью, которую клиентка даже не чувствовала. А не чувствовала потому, что еще с детства знает, что «Злиться нельзя. Злятся только плохие люди». Да и мама всегда обижалась, когда клиентка, будучи еще ребенком, злилась на нее.
Теперь потребности осознаны, осознаны и убеждения стоящие на пути этих потребностей. С этого момента начинается работа по выработке нового поведения, которое поможет клиентке получать уважение и поддержку, и одновременно продолжать хорошо работать.
Так проходит психотерапия. Но что же конкретно делает психотерапевт?
Сейчас я приведу несколько конкретных техник.
Чтобы понять, какие решения стоят за телесным симптомом или другой проблемой, психотерапевт может предложить сосредоточиться на том, как это происходит в жизни. Сосредоточиться, значит погрузиться прямо на сеансе в какую-то ситуацию в воображении или театрально отыграв ее прямо в кабинете. Целью такой работы является изучение в безопасной обстановке и на пониженных скоростях того, что чувствует клиент, чего хочет, что делает со своими желаниями. Как останавливает себя, отказываясь удовлетворять какие-то потребности. Что видит в мире вокруг? Как понимает, что видит именно это?
Когда вклад в формирование проблемы осознан клиентом, терапевт выясняет, зачем клиент его вносит. Это может быть прямой вопрос, а может быть, если речь идет, к примеру, о страхе, изучение того, что случилось бы, если бы клиент поступал иначе.
Терапевт будет обращать много внимания на то, что происходит прямо во время психотерапевтической сессии. Он может спрашивать: «А сейчас ты получаешь то, что хочешь?», «А что ты чувствуешь, когда об этом говоришь?». А может подмечать: «Сейчас, когда ты говоришь о том, какие хорошие у тебя отношения с женой, я вижу, как сжимаются твои кулаки», «Когда ты говоришь о сериалах, твой голос становится громче, и ты начинаешь улыбаться» и т.д.
Также в пространстве психотерапии проходят испытания новых стратегий поведения. С терапевтом можно попробовать то, что пока не безопасно вносить в жизнь. Откатать, довести до автоматизма новый навык.
И все это будет продолжаться, пока клиент не поймет, что получил достаточно. Тогда он принимает решение о завершении терапии, и они с психотерапевтом прощаются. На этом психотерапия заканчивается. Психотерапевт остается в кабинете, а клиент, уже перестав быть клиентом, продолжает жить, используя все то, что получил в процессе работы.